Теория маргинальности в современной социологии

Информация » Маргинальность в современной России » Теория маргинальности в современной социологии

Как уже было отмечено, интерес к проблеме маргинальности заметно возрастает в годы перестройки, когда кризисные процессы начинают выносить ее на поверхность общественной жизни.

Обращение к теме маргинальности начинается с углубленного исследования этого феномена в русле общепринятых концепций и постепенного осмысления его в контексте современной российской реальности. Стремительное изменение последней существенно меняет акценты в формировании взглядов на «российскую маргинальность» до рубежа 90-х годов (на «взлете» перестройки), после «революционной ситуации» 1991 года и после некоторой стабилизации процессов трансформации в середине 90-х[8].

Следует отметить, что традиция понимания и использования самого термина в отечественной науке связывает его именно со структурной маргинальностью, т.е. концепцией, характерной для Западной Европы.

Структурная маргинальность – относится к политическому, социальному и экономическому бессилию некоторых лишенных избирательных прав и/или поставленных в невыгодное положение сегментов внутри общества[9].

В дальнейшем же маргинальность осознается как социальный феномен, характерный именно для нашей реальности. В совместной советско-французской работе, Е. Рашковский находит тот ракурс проблемы маргинальности, который больше всего волновал советское общество в первые годы перестройки. Он связан с начавшимся на переломе 70-80-х годов активным процессом становления так называемых «неформальных» общественных движений. По мнению автора, они были призваны выразить интересы маргинализированных групп[10].

Особо в работах советских авторов подчеркивается политический аспект проблемы маргинальности. Особенно ярко это выражено в работах Е. Старикова. Советское общество предстает маргинализированным изначально, фактом маргинального «первородства» (революция, гражданская война). Источники маргинализации – массовые процессы мобильности и формирование «азиатской» парадигмы общественного развития, разрушение гражданского общества и господство редистрибутивной системы (которую автор называет «социальной имитацией»). Размывание социальных связей и потеря социально-классовых позиций имеет скорее не экономическую, а социально-психологическую основу – разрушение профессионального кодекса чести, трудовой этики, потерю профессионализма[11].

В 90-е годы появляются новые публикации, посвященные проблеме маргинальности. Это – свидетельство открытого современной ситуацией «белого пятна» в отечественной социологии и потребности его «заполнения».

Первая половина 90-х годов характеризовалась наличием двух основных подходов.

1. В. Шапинский: маргинальность – это культурный феномен. Характеризуя сам феномен культурной маргинальности, автор акцентирует внимание на «включенности субъекта (индивида, группы, сообщества и т.д.) в социальную структуру общества, в политические институты, экономические механизмы и «нахождении» его, в то же самое время, в пограничном, пороговом состоянии по отношению к культурным ценностям данного социума»[12].

2. Н.О. Навджавонов: маргинальность – это проблема личности в контексте социальных изменений. Автор пытается расширить подход к определению маргинальности в ее личностном аспекте, предлагая рассматривать проблему «в свете различных аспектов социального определения человека: человек как трансисторический субъект; как персонификация общественных отношений определенной эпохи»[13].

К середине 90-х годов исследования и публикации по проблеме маргинальности в России набирают количественный рост и перерастают на новый качественный уровень. Развиваются заложенные в начале перестройки три основных направления, которые определяются достаточно четко:

1. Публицистическое направление. Оно выступает продолжением традиции, начатой еще в конце 80-х годов.

2. Социологическое направление. Основная часть работ по маргинальности сосредотачивается на анализе этого явления в социальной структуре.

3. Культурологическое направление.

Таким образом, можно сделать вывод, что основные черты отечественной модели концепции маргинальности начинают складываться к середине 90-х гг. Центральным пунктом в смысловом определении понятия становится образ переходности, промежуточности, что отвечает специфике российской ситуации. Главное внимание направлено на анализ феномена в социальной структуре. Маргинализация признается широкомасштабным процессом, с одной стороны, приводящим к тяжелым последствиям для больших масс людей, потерявших прежний статус и уровень жизни, с другой, ресурсом формирования новых отношений.


Похожие статьи:

Критерии бедности
При изучении социальной ситуации важно анализировать следующие сигнальные параметры: · величину и структуру доходов семьи; · величину и структуру расходов семьи; · дифференциацию доходов и расходов; · динамику розничных цен в целом по Росс ...

Образ пожилых людей. Типы старости и социальное время пенсионеров
Для начала необходимо дать ответ на вопрос, люди какой возрастной группы являются пенсионерами? В последние десятилетия предлагались различные варианты возрастной классификации для позднего периода жизни человека. В документах Европейского ...

Осужденные как целевая группа социальной работы
По состоянию на 1 июня 2000 г. в учреждениях уголовно-исправительной системы содержалось 1092 тыс. человек, в том числе в 195 следственных изоляторах и тюрьмах находилось 273, 5 тыс. человек. Как показывает анализ, многочисленный состав за ...