Новые акторы миграционного процесса в эпоху глобализации
Страница 1

Информация » Особенности демографических проблем в современном мире » Новые акторы миграционного процесса в эпоху глобализации

Миграция в условиях глобализации при всей внешней стихийности может носить довольно организованный характер как с точки зрения стимулов к принятию человеком решения о переселении, так и с позиции поддержки процесса адаптации и "приживаемости" мигранта на новом месте жительства. Структурами, заинтересованными в активизации миграции, в развивающихся странах могут быть правительства, а также некоторые нелегитимные организации (организованные преступные группы, кланы, радикальные организации, религиозные секты и пр.). Назовем их акторами миграционного процесса.

Российский социолог И.В. Бестужев-Лада выделяет три основных структурных типа таких акторов: политические режимы типа бывшей диктатуры Саддама Хусейна, готовые к "освободительным походам", религиозные тоталитарные секты, мафия [14, с. 48]. Английский исследователь Дж. Солт считает, что международная миграция в условиях глобализации – это организованный разветвленный международный бизнес, обладающий огромным бюджетом; он манипулирует сотнями тысяч рабочих мест и людей по всему миру и управляется сетью организаций и институтов, у каждого из которых есть деловой интерес в этом бизнесе [29, с. 24].

Мы полагаем, что правительствами, которые стимулируют миграцию своих граждан за рубеж, обычно движет прагматизм, ведь таким способом можно хотя бы частично ослабить социально-экономическое и демографическое "напряжение" в обществе, не инвестируя при этом особые средства в социальные программы, политику занятости населения, систему образования, здравоохранения, социального обслуживания. Однако иногда не последнюю роль играют геополитические амбиции и стремление получить новые ресурсы и рынки сбыта.

Известны факты из истории некоторых стран, когда за активным переселением мигрантов следовала экономическая экспансия, а затем и аннексия соседней территории в результате политического или военного вмешательства (территориальные захваты в Северной Америке англичанами, голландцами и французами, отторжение территории Техаса у Мексики). На первый взгляд, в современном мире подобная схема развития событий выглядит, по меньшей мере, архаичной и вряд ли реализуемой, но в эпоху глобализации появляются совершенно иные механизмы влияния – экономические и финансовые рычаги, а роль миграции и мигрантов в осуществлении глобальных геополитических проектов по-прежнему остается довольно важной.

В этой связи наиболее наглядна ситуация в Китае, испытывающем в последние годы бурный экономический подъем. Здесь действует концепция единой нации ("чжунхуа миньцзу"), являющаяся неотъемлемым элементом внешней политики. Правительство страны проводит четкое различие между государственными и национальными интересами: первые затрагивают государственный суверенитет КНР, а вторые – единую нацию, ареал распространения которой гораздо масштабнее государственных границ страны. Поэтому, говоря о Китае как о "большом пространстве", следует иметь в виду, что китайцы понимают его как многомерное. Пекин "собирает земли", объединяет нацию, причем данная политика, очевидно, рассчитана на долгосрочную перспективу.

Китайская диаспора – "хуацяо" – насчитывает в настоящее время около 550 тыс. человек в Европе, примерно 3,1 млн. человек в США и Канаде, около 500-800 тыс. человек в России [21, с. 128], несколько миллионов человек в странах Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании. Эта диаспора представляет собой реальную основу воплощения геополитических планов КНР. В некоторых странах Юго-Восточной Азии китайцами фактически реализован механизм экономической экспансии через изменение этнического состава населения. В настоящее время в Сингапуре китайцы составляют около 80% населения, в Малайзии они второй по численности этнос (более 5,1 млн. человек), в Таиланде – примерно 10,4% населения, в Индонезии – 2,6%. Закрытость и иерархичность китайских общин позволила китайцам сохранить этническую идентичность. Китайцы не только не растворились среди других этносов, но и создали свой параллельный мир бизнеса, большая часть которого на первых порах пребывала в тени, но со временем фактически взяла под контроль экономики Сингапура, Индонезии, Таиланда, Филиппин.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Похожие статьи:

Эволюция положения американской работницы в XIX столетии
В начале XIX в. часть американских женщин получила (ненадолго, правда) возможность работы, самостоятельности и самоутверждения. Появление гидравлического пресса (1790), прядильной машины «Дженни» (1807) и механического ткацкого станка (181 ...

Причины отказа от материнства
Большинство исследователей (2,3,6) связывают рост отказов от материнства экономическими, политическими и социальными причинами. Это низкие доходы большинства семей, спад производства, жилищные проблемы, падение социального престижа семьи, ...

«Аутогенная тренировка – профилактика неврозов»
Теперь разберём метод Аутогенной тренировки, как профилактику неврозов. В последние годы аутогенная тренировка (АТ) с успехом применяется не только для терапии неврозов, но и при стенокардии, психофизиологической реабилитации постинфарктны ...